lovkost Установлено, что чем большим объемом двигательных навыков обладает человек, тем легче он овладевает новыми движениями. Показана высокая зависимость между лов костью (скоростью обучения движениям) и развитостью мышечного чувства. Ловкость тесно связана с быстротой и точностью сложных двигательных реакций.

Главная причина, как трудности изучения ловкости, так и ее научного определения кроется в неясности вопроса, чем может быть измерена ловкость.

Чаще всего ловкость измеряется с помощью комплекса упражнений, который должен быть повторен обучающимся после демонстрации его с «листа», т.е. сразу. Надо ли доказывать, что это «схватывание» упражнений зависит не только от координационных возможностей человека, но и от ряда психических особенностей:

* объема восприятия;

* зрительной памяти на форму и последовательность движений;

* концентрации внимания, его распределения и переключения.

При изучении ловкости большой интерес представляет зна­комство с научными взглядами на природу этого физического качества Н.А. Бернштейна, выдающегося физиолога, лауреата Государственной премии, который вошел в историю мировой науки как создатель теоретических основ современной биоме­ханики и основоположник нового направления исследований физиологии активности.

Н.А. Бернштейн относит ловкость к одним из основных психологических качеств, ставя эти качества в такой после­довательности:

1)  сила,

2)  быстрота,

3)  выносливость,

4)  ловкость.

Эта последовательность не случайна: она отражает все усиливающуюся роль психических свойств организма в со ответствующих проявлениях двигательных способностей. Среди названных качеств ловкость занимает особое место, которое, несомненно, гибче, разностороннее, универсальнее каждого из них и уже трудно сказать, отмечает Н.А. Берн штейн, чего в этом качестве больше – физического или пси­хического.

Вместе с этим ученым подчеркивается связь двигательной
ловкости с умственными способностями:  двигательная ловкость – это своего рода двигательная находчивость, но сплошь
и рядом эта простейшая форма находчивости постепенно перерастает в умственную находчивость».